Чукотка
Средняя Лена
Верхняя Лена
Ангара
Река Алдан
Байкал
Верхнее и Нижнее Приамурье р. Олекма
Нижний Амур и р. Уссури
Степное Забайкалье
Хакасско-Минусинская котловина
Река Томь
Алтай
Тува
Урал
Северный Кавказ
Северо-Запад Европейской части России
свернуть карту

Алтай

Иллюстрации:

Открыть каталог иллюстраций

Список литературы:

Мартынов А.И., Елин В.Н., Еркинова Р.М.

Бичикту-Бом – святилище Горного Алтая.

Горно-Алтайск: ГАГУ, 2006. 346 с.

Еркинова Р.М., Кубарев Г.В.

Граффити Бичикту-Бома (Из творческого наследия Г.И. Чорос-Гуркина)

// Археология и этнография Алтая. Вып. 2 / Ред. В.И. Соенов. Горно-Алтайск: Ин-т алтаистики им. С.С. Суразакова, 2004. С. 88–97.

В.И. Молодин, Д.В. Черемисин

Древнейшие наскальные изображения плоскогорья Укок

- Новосибирск: Наука, 1999. - 160 c.

Окладников А.П., Окладникова Е.А.

Древние рисунки Кызыл-Кёля

- Новосибирск: Наука, 1985. 147 с.

Кубарев В.Д.

Древние росписи Озерного

1998. // Сибирь в панораме тысячелетий. Т.1. Новосибирск.

Молодин В.И., Ефремова Н.С.

Культовый комплекс Куйлю (Кучерла I): Преемственность иррационального опыта

// Археология, этнография и антропология Евразии. 2008. № 1 (33). С. 67–78.

Кубарев В.Д.

Наскальное искусство Алтая.

Новосибирск: Изд-во ИАЭТ СО РАН. 2003. 124 с.: ил.

Черемисин Д. В.

Несколько наблюдений над граффити Горного Алтая

// Древнее искусство в зеркале археологии. К 70-летию Д. Г. Савинова. Труды САИПИ. Вып. VII. Кемерово, 2011. С. 146–160.

В.Д. Кубарев

О петроглифах Калгуты

// Наскальное искусство Азии. Вып. 2. - Кемерово: Кузбассвузиздат, 1997. С. 88-97.

Кубарев В.Д.

Памятники каракольской культуры Алтая.

Новосибирск: Изд-во ИАЭТ СО РАН, 2009. 264 с.

В.Д. Кубарев, Е.П. Маточкин

Петроглифы Алтая

- Новосибирск. 1992. - 123 с.

А.П. Окладников, Е.А. Окладникова, В.Д. Запорожская, Э.А. Скрынина

Петроглифы Горного Алтая

- Новосибирск: Наука, 1980. - 139 с.

А.П. Окладников, Е.А. Окладникова, В.Д. Запорожская и др.

Петроглифы долины реки Елангаш (юг Горного Алтая)

- Новосибирск: Наука, 1979. - 136 с.

Об Алтае в целом можно говорить как о своеобразной контактной территории, где в репертуаре и стилистике петроглифов сочетаются южносибирские, центральноазиатские и среднеазиатские черты. Огромный пласт петроглифов Алтая в последнее десятилетие активно изучался и публиковался (Окладников А.П., Окладникова Е.А., Запорожская В.Д. и др., 1979; 1980; 1981; 1982; Окладников А.П., Окладникова Е.А., 1985; Окладникова Е.А., 1984; Кубарев В.Д., 1988; Кубарев В.Д., Маточкин Е.П., 1992; Kubarev, Jacobson, 1996; Молодин В.И., Черемисин Д.В., 1999). Интенсивно приводились исследования на труднодоступном плоскогорье Укок, которое находится на юге Алтая и граничит с территориями Монголии, Китая и Восточного Казахстана. Наиболее древний пласт петроглифов обнаружен в верховьях р. Калгуты. Эти рисунки очень плохой сохранности, со сглаженным контуром, выветренные, покрытые интенсивной патиной, больших размеров. Они нанесены в точечной технике неширокой контурной линией. Обращает на себя внимание нарочитая незавершенность изображений, в частности ног животных. Фигуры профильные, статичные, массивные с отвислыми животами, лишены деталей. Крупные фигуры лошадей, быков (бизонов?) и оленей выбиты на горизонтальных плоскостях горной гряды. Исследователи укокских петроглифов В.И. Молодин, Д.В. Черемисин полагают, что круг аналогий рисункам этой группы ограничивается древнейшими памятниками наскального искусства Евразии: это Шишкинские писаницы, петроглифы Аршан-Хада, изображение святилища Белая Лошадь, петроглифы Гобустана, что позволяет отнести данные изображения к завершающей стадии палеолитической эпохи и считать их древнейшими из открытых на сегодняшний день наскальных изображений Горного Алтая. В.Д. Кубарев подчеркивает, что плато Укок остается перспективным для поисков наскальных рисунков.

Ранние петроглифы Алтая тематически и стилистически перекликаются с доокуневским пластом наскальных изображений среднего Енисея, с петроглифами р. Томи и Ангары.

Сенсационными были открытия, сделанные В.Д. Кубаревым в 1985 г. в местечке Каракол Онгудайского района Горно-Алтайской области, на левом берегу р. Урсул. Здесь в кургане не содержащем никаких датирующих предметов, были обнаружены плиты, покрытые различными рисунками, в том числе и красочные. Представлены изображения лосей, человеко-солнце-быка, антропоморфных существ, головы которых обрамляют линии-лучи или перья. Иногда люди изображались однорукими. Некоторые персонажи имеют хвосты. Встречаются фигуры с рогами на голове, которые соединены концами. Каракольские “солнцеголовые” существа, отличаясь локальным своеобразием, являются как бы промежуточным звеном между “солнечными” персонажами среднего Енисея и Казахстана. О том, что Каракольские находки не случайный феномен, свидетельствуют новейшие открытия горноалтайских археологов, обнаруживших подобные изображения на плитах. В.И. Молодин включает каракольские изображения в единый культурный комплекс, который находит соответствие в окуневском искусстве (Молодин, 1993).

В эпоху энеолита и ранней бронзы на Алтае, как и в Монголии, известны антропоморфные изображения женщин в ритуальных костюмах, в длинных юбках, покрытых продольной штриховкой, с воздетыми к небу руками, иногда трехпалыми. Подобные фигуры крайне условны и узнать в них существа женского пола можно в сравнении с профильными мужскими, где признак пола выражен отчетливо.

В эпоху бронзы на Алтае, как в Туве и Монголии, довольно часто встречаются изображения животных с солярными символами — лучистыми дисками, на голове или на конце рогов. Многочисленны фигуры быков, зачастую яков с туловищем подчетырехугольной формы. Следует отметить изображение животных с туловищем, заполненным пересекающимися линиями, клетками. У быков рога бывают соединены концами, образуя фигуру в виде овала, иногда быки как бы замаскированы под оленя, у них на голове оленьи рога. Встречаются фантастические рисунки животных с несколькими рядами рогов. Как и в искусстве петроглифов Тувы и Средней Азии между рогами быков бывает помещен знак в виде круглой точки. Изредка верхом на быке изображался человек, чаще всего на спине животного показан вьюк или вьючное седло. За повод быков держат мужчины или женщины в длинных юбках.

Характерны парные фигуры животных, когда одно помещалось над другим. Имеются изображения жилищ, представленных в плане. Встречается мотив дороги, пути, как и на центральноазиатских петроглифах. Также характерно наличие в больших композициях эпохи поздней бронзы доминирующей фигуры быка или оленя, несопоставимо маленьких по сравнению с ней изображений колесниц, которые сопровождают люди в грибоообразных головных уборах и с предметов округлых или овальных очертаний у пояса. Изображения колесниц в наскальном искусстве Алтая встречаются довольно часто, они весьма разнообразны. Антропоморфные фигуры бывают увенчаны, подобно монгольским и тувинским, грибообразными головными уборами, которые иногда находятся над головой, не соединяясь с ней, у пояса бывает изображен предмет округлых или продолговатых очертаний, иногда он напоминает хвост, иногда кожаный сосуд, иногда палицу. В ряде случаев человечки держат палицы в руках. Подобные фигуры сходны с антропоморфными персонажами, известными в Средней Азии и в Казахстане.

Изображения животных скифского времени, сопоставимые с фигурами на оленных камнях, имеют как центральноазиатские, так и во многом среднеазиатские черты. Фигуры, выполненные в таштыкской стилистике, единичны. Имеются яркие образцы средневековых резных петроглифов, иногда сопровождающихся древнетюркскими надписями.

Многочисленные резные и нацарапанные изображения — граффити, относятся к последним векам II тысячелетия. Среди них встречаются изображения национальной одежды, жилищ, сцены сражений, охоты, шаманского камлания.

Огромный пласт наскальных изображений Алтая в последние три десятилетия активно изучался и публиковался. В настоящее время на Алтае известно более 300 пунктов, в которых обнаружены древние петроглифы. Результаты исследований последних лет опубликованы в фундаментальных монографиях (Окладников, Окладникова, 1985; Окладников, Окладникова, Запорожская, Скорынина, 1979, 1980, 1981, 1982; Окладникова, 1984, 1990, 2011; Кубарев В., 1988, 2009, 2013; Кубарев, Маточкин, 1992; Kubarev, Jacobson, 1996; Марсадолов, 1997; Молодин, Черемисин, 1999; Молодин, Ефремова, 2010; Мартынов, Елин, Еркинова, 2006; Мартынов, Чигаева, Базайченко и др., 2010; Мартынов, Базайченко, Дворников и др., 2013; Сагалаев, 1991; Суразаков, 2013) и в многочисленных статьях разных авторов. Литература о петроглифах Алтая, изданная вплоть до начала 1990-х гг., опубликована в книге В.Д. Кубарева и Е.П. Маточкина «Петроглифы Алтая». Ниже приводятся некоторые статьи, изданные  за последние два десятилетия: Кубарев В., 2000, 2002, 2003; Кубарев Г., 2004, 2011; Маточкин, 2006, 2011, 2011а; Миклашевич, 2001, 2003, 2006, 2011, 2012; Миклашевич, Мухарева, 2011; Молодин, 1993; Молодин, Погожева, 1990; Молодин, Полосьмак, Новиков и др., 2004; Октябрьская, Черемисин, 1999; Соёнов В.И., 2003; Суразаков, Ларин, 1994; Черемисин, 1990, 1996, 1997, 2001, 2003, 2004, 2004а, 2005, 2007, 2011; Шер, 1997; Cheremisin, 1998, 2000).

 

Фото: Дэвлет Е.Г., Черемисин Д.В.

Материал подготовлен: Дэвлет Е.Г.

 




Сайт создан при поддержке Российского гуманитарного научного фонда.

Руководитель проекта 12-01-12033 (в). Е.Г.Дэвлет

Институт археологии Российской академии наук ia-ran@yandex.ru